itatvas (itatvas) wrote,
itatvas
itatvas

Category:

почти сказка

ПОСЫЛКА

Лиза стояла, понуро опустив голову, а Сергей Петрович - её родной папа - сердито выговаривал:
- Лиза, ну что же ты такая недотёпа! Я в твоём возрасте…
Папа у Лизы был большой, серьёзный и строгий. Он часто был недоволен Лизой. Тогда он долго объяснял, что она сделала не так, как надо было делать и приводил в пример себя. Лиза, слушая его, чувствовала себя глупой неумехой, недостойной дочерью своего отца.
Вот и сейчас Лизе хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть, только бы не слышать какая она негодная.

И тут раздался звонок в дверь.

За дверью стоял почтальон.
- Вам посылка. Примите и распишитесь!
Сергей Петрович, еще не остывший от разговора с Лизой, быстро расписался на каком-то бланке и взял довольно тяжелый деревянный ящик, перевязанный бечевкой. Там, где бечевки пересекались, закрывала узел большая клякса сургуча с печатью посередине.
Странная какая-то посылка, мелькнула мысль в голове у Сергея Петровича, таких посылок уже давно не бывает, но тут подскочила Лиза:
- Ой, папа! Что это?! Давай скорее посмотрим!
В посылке лежал небольшой обшарпанный чемоданчик с замочком и привязанным к нему ключиком. Чемоданчик показался Сергею Петровичу чем-то знакомым, но разглядеть он его не успел - Лиза уже вставила ключик и открыла крышку.
Сергей Петрович с недоумением смотрел на потрепанного плюшевого мишку, на выцветшую трубу калейдоскопа, пластмассовый водный пистолет, на трех оловянных солдатиков и красную пластмассовую конницу из пяти конников. Один конник был со знаменем. И вдруг его накрыло воспоминание.

Это был конец лета. Они спешно переезжали на новую квартиру. Он тогда сложил свои детские игрушки в картонную коробку и отнес соседям - братьям-близнецам Ромке и Славке, а вот эти - любимые - сложил в свой чемоданчик. Но папа сказал, что нечего тащить это старьё на новую квартиру, да и он уже взрослый - в пятый класс пойдет, некогда будет играть. А мама взяла чемоданчик и молча поставила его к остальным вещам, которые приготовили к переезду. Сережа видел, как чемоданчик грузили в машину, но когда разгружали - его там не оказалось…

- Папа, это что?
- Это мои детские игрушки...
Пока изумленный Сергей Петрович пытался найти разумное объяснение появлению необычной посылки, Лиза вкрадчиво сказала:
- Ты же не будешь в них играть? Ладно, я их себе заберу? - и унесла чемоданчик к себе в комнату.
- Да-да, забирай… - задумчиво сказал папа.
Но тут ему позвонил коллега по работе, и вся эта история с посылкой вылетела у Сергея Петровича из головы.

Лиза сидела в своей комнате и рассматривала папины игрушки. Конечно, она знала, что папа был когда-то ребёнком, и даже видела в семейном альбоме  несколько фотографий мальчика, про которые ей сказали, что это папа в детстве. Но, глядя на черно-белые фото этого мальчика, Лиза никак не могла представить папу ребенком. А сейчас, перебирая его игрушки из чемоданчика, она вдруг ясно увидела папу маленьким. Вот он лежит вечером в кровати, обняв медвежонка, и что-то шепчет ему на ухо. А вот, приставив к глазу калейдоскоп, он смотрит на меняющиеся узоры, ярко переливающиеся в луче солнца. А вот на даче в жаркий день он брызгает в каких-то ребят из водного пистолета - все визжат и смеются, разбегаясь. И Лиза тоже рассмеялась: папа-мальчик был, похоже, обычным мальчиком.

- Лиза, ну почему опять "тройка" за диктант? Неужели так трудно выучить правила?
- Я знаю правила. И я написала без ошибок. Просто помарок много.
- Как без ошибок? Вот же красным исправлено тут и тут!
- У меня почерк такой! А Анна Борисовна нарочно исправляет - говорит, что это я "о" написала, а я писала "а". А она говорит, что это неправильная "а", и она будет считать это ошибкой!
- Ну, знаешь, могла бы уже научиться писать "а" нормально! Я в твоем возрасте писал чисто и аккуратно…
И тут Лиза вдруг хитро улыбнулась и сказала:
- Ну, папа! Это же неправда! Тебе же дольше всех не ставили оценки в прописях, потому что ты никак не мог научиться писать аккуратно и правильно. И ты очень переживал, что не получается, и даже плакал иногда из-за этого.
Сергей Петрович открыл было рот, чтобы сказать, что это не так, но предательская память тут же выдала картинку: вот стоит он, зареванный, в классе, а над ним возвышаются учительница (как же её звали? Ирина… Ирина… не помню…) и мама. Учительница трясет тетрадкой и выговаривает ему за грязь и ошибки в прописях, а мама стоит рядом и поддакивает:
- Сережа, ну что же ты. Будешь теперь переписывать прописи, пока не напишешь чисто и без ошибок.
Сергей Петрович аж поёжился, как будто ругали его прямо сейчас, и вдруг ответил Лизе:
- Зато по устному счёту я был первый в классе!
- Я знаю, - сказала Лиза и слегка поникла. - А у меня не получается быстро считать.
- Хм. Ну давай попробуем в выходные заняться устным счётом. А пока иди. И постарайся всё-таки почётче писать букву "а". Да уж, вот попался! - подумал Сергей Петрович. - Надо позвонить матери и серьёзно с ней поговорить, чтобы не рассказывала такое внучке, не роняла его авторитет.

Но разговор с матерью не помог - та напомнила, что они уже сто лет к ней не приезжали, что внучку она не видела уже полгода, да и поговорить с ней толком никогда не удавалось, и ничего такого она Лизе не рассказывала. Однако с авторитетом, чувствовал Сергей Петрович, творилось неладное - стоило ему начать за что-то отчитывать Лизу, как она тут же приводила ему в пример его же. Только был он в Лизиных примерах не таким уж образцовым мальчиком. А главное, он тут же вспоминал, что это так и было. Было-было. И двойка была, и потерянный портфель, и порванные брюки, и забытая физкультурная форма, и много чего ещё было. Но вот откуда про это знает Лиза?

Однажды вечером, когда Лиза уже легла спать, Сергей Петрович, забыв постучаться, заглянул к ней в комнату, чтобы напомнить про завтрашнюю поездку к бабушке. Лиза сидела в кровати, а перед ней стоял его старенький плюшевый медвежонок. Сергею Петровичу почудилось, что медвежонок переступил с лапы на лапу и слегка наклонил голову, а потом Сергей Петрович услышал тихий с хрипотцой голосок, что-то рассказывавший, и смешливый Лизин шепот:
- Правда? Он так и сказал? Что ни в какой лагерь не поедет, а поедет к бабушке? Ха-ха!
Сергей Петрович похолодел. Аккуратно прикрывая дверь, он заметил, что медвежонок повернул голову и подмигнул ему сохранившимся блестящим глазом.

Однако в памяти Сергея Петровича всплыл тот майский день Радостная мама, прийдя с работы, сказала ему, что на работе ей дали путёвку в пионерский лагерь сразу на две смены, а потом они все вместе поедут в отпуск к морю. А он, Сережа, вовсе не обрадовался, а сказал, что ни в какой лагерь не поедет, а поедет к бабушке. Какой лагерь, когда его ждали и бабушка, и его деревенские друзья. Сергей Петрович с удовлетворением подумал, что ведь он настоял тогда на своём, и мама сдала путевку обратно.

И тут же другая мысль пришла ему в голову: неужели игрушки правда могут разговаривать? И что, теперь медвежонок выдаст Лизе все его детские тайны до четвертого класса, которыми он делился с ним вечерами перед сном? А если и водяной пистолетик, и солдатики тоже умеют говорить? Да даже калейдоскоп может рассказать о кое-каких его детских проделках. Ой-ёй! Может, отобрать эти игрушки у Лизы? Или не стоит?

Сергей Петрович никак не мог уснуть. Он лежал тихо, стараясь не шевелиться и не вздыхать громко, чтобы не разбудить мерно посапывающую жену. Воспоминания детства волнами захлестывали его, и он то оценивал себя маленького с позиций себя большого и думал, какой же он временами был оболтус. А то вдруг ощущал себя тем самым Серёжей, которого отчитывали за порванные брюки и грозились за это отменить поход в кино на новый мультфильм. Было горько и обидно - ведь он же не нарочно порвал, просто так неудачно всё сложилось - гвоздь был совсем маленький и его не было видно. А вот за пропавшие деньги его вообще зря наказали. Они потом нашлись - просто упали в щель за тумбочкой, а перед ним даже не извинились… И обида захлестнула его: вечно эти взрослые придираются и никогда толком не хотят разобраться.

В пятницу усталый Сергей Петрович вернулся домой поздно - надо было срочно доделать пару отчетов. Лиза уже спала, а расстроенная жена сидела на кухне.
- Опять у Лизаветы "тройка" за диктант. Грязь развела, и опять эта путаница с "а" и "о". Ну вот что с ней делать? Ты, как отец, уж повлияй как-то на неё. Сколько это может продолжаться.
- Ну что ты в самом деле. Ну "тройка" и "тройка". - неожиданно для самого себя сказал Сергей Петрович. - Научится потихоньку она эти "а" и "о" писать. Я вот тоже в детстве писал как курица лапой - и что?
И вдруг усмехнулся:
- Что делать, вся в меня пошла!
Он обнял жену:
- Не волнуйся, всё будет хорошо!
Tags: для Заповедника сказок, слова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments